Весь мир — больница. В клинике в Москве уже пять лет живет здоровая девочка, родители которой считают ее неизлечимо больной

107

mamadeti.ru

загрузка...

Перинатальный медицинский центр Мать и дитя

В Москве в перинатальном медицинском центре с самого рождения живет пятилетняя девочка, которая никогда не покидала его территорию. Родители считают ее неизлечимо больной и отказываются от выписки.

Об этом пишет журналистка Катерина Гордеева в расследовании для Медузы.

С. родилась в конце марта 2014 года перинатальном медицинском центре Мать и дитя. Роды принимал профессор Марк Курцер. По личным подсчетам матери девочки Татьяны Максимовой, ребенок родился на 23-й неделе. Однако по документам медцентра, девочка родилась на 25−26-й неделе.

Как утверждается в расследовании, разница в три недели в случае с недоношенным младенцем принципиальна: окончательное созревание органов и систем происходит после 25-й недели, а масса таких детей обычно больше килограмма.

В начале июня того же года девочку с мамой выписали из больницы, однако через несколько дней Татьяна Максимова заявила, что дома у девочки случилась внезапная остановка дыхания и вернула новорожденную в стационар.

Ближайшим родственникам мать сообщила, что девочка неизлечимо больна, у нее глубокая форма инвалидности, отсутствуют почки и ствол мозга, без которого человек не может существовать. Максимова также повторяла, что судьба С. «в руках промысла Божьего».

Все люди, которые общались с девочкой, отмечают, что представления о мире и о себе у С. деформированы

С тех пор уже пять с половиной лет девочка находится в медицинском центре, хотя независимые врачи утверждают, что за исключением того, что С. носит очки, ребенок полностью здоров. За содержание девочки центр ежемесячно получает около одного миллиона рублей в месяц. Также за девочкой присматривают круглосуточные няни — их услуги семья оплачивает отдельно.

Со слов одной из нянь, Максимова приходила к девочке «от силы раз в месяц» на две-пять минут. По различным сведениям персонала учреждения, с 2017 года мать ребенка перестала появляться в центре. Тем не менее, Татьяна часто приезжает в Покровский ставропигиальный женский монастырь поклониться мощам святой Матроны. Семья также жертвует большие суммы, исправно посещает церковные службы и причащается. Одна из родственниц рассказывает, что, когда С. было три-четыре месяца, Максимова встречалась с игуменьей Феофанией из этого же монастыря и та сообщила, что «С. фактически умерла, то есть стала ангелом божьим, но жизнь на этом свете в ней теплится только благодаря заступничеству Матронушки».

У Татьяны Максимовой и отца девочки Юрия Зинкина, осужденного в 2006 году на семь лет заключения за вывод денег за границу, есть еще трое сыновей. Мальчики 2003-го, 2008-го и 2011-го годов рождения находятся на домашнем обучении, не посещают школу, ограничены в использовании гаджетов и общении с одноклассниками. По словам одной из знакомых Максимовой, она «совершенно помешана на медицине: детям ежегодно делают МРТ, берут все анализы, все в семье постоянно обследуются, потому что мама опасается любых болезней».

И у Татьяны Максимовой, и у Юрия Зинкина живы родители. Как рассказывают знакомые семьи, с внуками бабушки и дедушки практически не общаются. Когда С. исполнилось четыре месяца, ее впервые навестил дедушка со стороны матери. Состояние ребенка его ошеломило: С. ничем не отличалась от здоровых детей. По словам одного из родственников, дедушка стал навещать внучку регулярно. Однако для каждого посещения ему требовалось получать разрешение Максимовой. Покидать медицинское учреждение с девочкой мать, тем не менее, запрещала. Когда ребенку исполнилось два года, к С. в больницу впервые приехала бабушка со стороны отца Юрия Зинкина. И тоже стала иногда ее навещать. Родственники неоднократно хотели забрать девочку из медцентра под свою опеку, однако всякий раз сталкивались с огромным сопротивлением со стороны родителей С.

С. до сих пор живет в младенческом отделении учреждения. Сейчас в отделении она единственный ребенок, который уже умеет ходить. У С. светлые длинные волосы и смешные очки в круглой оправе, а на этаже в клинике все ее знают. Все люди, которые общались с девочкой, отмечают, что представления о мире и о себе у С. деформированы. Как утверждает детский психолог Инна Пасечник, у внешне здоровой девочки уже есть признаки особенностей развития, связанных с длительным пребыванием в изоляции. В будущем это грозит серьезными нарушениями психики.

В начале 2019 года глава благотворительного фонда Волонтеры в помощь детям-сиротам Елена Альшанская на условиях анонимности получила информацию о девочке.

«Постепенно стало ясно, что если бы родителями С. были люди, не готовые оплачивать многомиллионные счета за пребывание ребенка в клинике, то проблема разрешилась бы быстро — изъятием ребенка на следующий день после того, как они отказались его забирать из больницы. В этом случае С. могла бы давно уже жить в семье родственников или в приемной семье. Но этого не произошло», — отмечает Альшанская.

В начале февраля 2019 года Альшанская обратилась в прокуратуру и следственный комитет. В феврале в центр пришла проверка из СК. В результате нее, как сообщает источник Медузы, в марте было возбуждено уголовное дело, которое закрыли через несколько дней под давлением прокуратуры. По другим данным, оно не было возбуждено вовсе.

С января 2019 года ситуация никак не меняется

Известно, что 5 февраля стороны попытались договориться между собой — состоялась встреча сотрудников опеки, родителей С. и представителей медцентра. Тогда было решено, что родители С. до 31 мая проведут независимое медицинское обследование девочки. Идею независимой экспертизы состояния дочери Татьяна Максимова восприняла агрессивно.

С 21 марта 2019 года клиника в одностороннем порядке расторгла договор с родителями девочки и и подала к родителям иск с требованием забрать ребенка.

В марте 2019 года родители С. обратились с жалобой на вмешательство в частную жизнь к Евгению Бунимовичу, в тот момент занимавшему пост уполномоченного по правам ребенка в Москве.

Отмечается, что все проверки в 2019 году ни к чему не привели. В августе 2019 года стало известно, что Татьяна Максимова тяжело заболела. Юрий Зинкин сообщил руководству центра, что пока Максимова тяжело болеет, забирать С. «некому и некуда».

«Ситуация с января 2019 года никак не меняется. Ребенок продолжает находиться в медицинском учреждении без весомых причин, хотя уже почти год, как все службы, призванные защищать права детей, в курсе происходящего. Мне кажется, я нахожусь внутри какого-то сумасшествия, про которое никто не решается сказать вслух, боясь чем-то — каждый своим — рискнуть. А страдает один конкретный ребенок, заточенный в этой тюрьме», — говорит Альшанская.

Источник

Загрузка...

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...